Дмитрий Масько. Выйти из круга

Он с детства находится на территории ответственности за себя и близких  и, наверное, эта дисциплина в принятии решений и верность себе помогли определиться с предназначением. Сегодня, имея более чем двадцатилетний опыт занятий  боевыми искусствами,  он щедро посвящает  воспитанников в  мастерство и россыпи смыслов, которые максимально и  порой неожиданно раскрывают,  помогая выйти из круга стереотипов и  комплексов. Он учит и каждую минуту учится, занимаясь тем, что по-настоящему любит.

Сегодня продолжаем цикл  бесед с  руководителем Общества японской культуры "Fudoshinkan", организатором Днепр Аракидо Кэйкокай, 4 дан Айкидо Айкикай, степень Мокуроку по школе Тэнсин Сёдэн Катори Синто Рю, 1 дан джиу-джитсу АДДУ Дмитрием Масько. И поговорим мы о том, из каких сюжетов, встреч, неслучайных случайностей  складывается его  жизнь, которая движением своим, дает импульсы начал многим.

- Ты помнишь,  где все начиналось?

- В Николаеве, где я родился. emoticon-21

- А можно ли еще в  раннем возрасте  понять  в какую сторону идти,  чем заниматься. Какими  «росточками» это  определяется?

- Где-то в классе шестом родители  отдали меня в полное мое распоряжение, сказав,  что   прекращают проверять    домашние задания и дневник,  с  максимальной ответственностью за результаты.  Слово они сдержали,  так же как и не довлели в вопросе  занятий во внешкольное время.  Занимался я  понемногу и разным,  единственное, что не нравилось маме с папой -  я  ненадолго задерживался в тех или иных кружках.  Народные танцы, плавание,  классическая борьба в ДЮСШ, тхэквондо,  каратэ,  рукопашный бой (тогда эти  направления курировали сотрудники КГБ и МВД).  Во время одного из занятий по рукопашному бою случился момент, который запомнился:  человека  ставили в круг, препятствовали, а он -  должен был из него выйти.  У меня это получилось единым движением тела. 

kryg

             kryg2 kryg4

                                                                                 С мамой Людмилой Викторовной, папой Ильей                                                          Школьные годы...
                  Дмитриевичем  и Анечкой. Село Рыбаковка,               
Николаевская область, 1981-й

kryg3

«Морячки» emoticon-21 Дима - первый справа налево

kryg5

     kryg6kryg9
                                С одноклассниками emoticon-21                                               «Я памятник себе…»  emoticon-21  Петергоф, Питер, 1996-й                                   Марсово поле, Питер, 1996-й

Фильм детства, фрагменты из которого он впервые увидел, благодаря   популярной тогда программе «Вокруг света», назывался «36 ступеней Шаолиня» и  имел  не только художественно-познавательную, но и прикладную ценность.   Частный дом, родители на работе, забота о младшей сестре Анечке, отопление печное, воды в доме нет. На память приходили моменты из картины, когда монахи на вытянутых руках несут  емкости с водой, поднимаясь  по ступеням вверх. «В то время   у меня были свои «36 ступеней» - колол дрова, таскал уголь, чтобы печку растопить, вовсю активничал по хозяйству». Кстати, в фильме этом  он впервые  познакомился и с  боевыми  искусствами, а от дяди ему досталась монетка 10 йен, которая легла  в основу его  коллекции. Тогда он еще не знал о «месте ее рождения», но Восток свое присутствие в его жизни  уже обозначил.

kryg7
Ялта, 2003-й 
kryg8
Аничков мост, Питер, 1996-й

- А мечталось о чем, ты же родился в городе кораблестроителей?

- Манила «мореходка» и кругосветка,но учебных заведений, которые бы готовили таких специалистов, в городе не было. В «школе юных моряков»  посещал радиокружок, закончил обучение на радиста.

Мечта манящая не осуществилась, но впоследствии жизнь его будет пронизана постоянными путешествиями, небом разных городов и наречиями разных стран.  Специальность  он выбирал сам. Родители хотели, чтобы  Дима поступил в сельхоз институт, но  однажды  в школу пришел офицер пожарной охраны  и предложил  ему, как вариант,  рассмотреть  Черкаcское пожарно-техническое училище МВД Украины им. М. Урицкого (сейчас Черкаский  институт пожарной  безопасности имени Героев Чернобыля Национального университета гражданской защиты Украины). Решение было принято.

kryg10

С Владимиром Борловым  во время учебы в Черкасском пожарно-техническом училище МВД Украины им. М. Урицкого, 1993-й

kryg11

        kryg12kryg13

       Возле пожарной машины ВПЧ-20 ОГПО-3, 90-е                                            Николаев, ВПЧ-20, 1996-й                                           C однокурсником Романом Полищуком, Николаев, 2019-й

Он  был замечен преподавателями  среди абитуриентов своим интересом и знанием компьютера   (спасибо углубленному классу по физике и информатике в школе).   Выделяли его способности и во время обучения, и  речь шла  не только о  пожарном деле.   Как будущих сотрудников внутренних дел, с учетом подчинения училища,  их обучали всевозможным спецтактикам  поведения во время массовых беспорядков, задержанию преступников, рукопашному бою. Щиты, каски, дубинки, машины с водометами - в наличии.  С тренажерным залом был напряг, а вот в казарме, используя гири и кровати – тренировались постоянно. Физической подготовке в учебном заведении уделялось должное внимание.

С детства  он  много читал, в основном литературу художественную, в старших классах его заинтересовал Михаил Булгаков.  К «Мастеру и Маргарите»  возвращался несколько раз. В столь юном возрасте его не смутила  многоуровневость реальностей гениального романа и   даже мистические литературные картины виделись ему, как описание событий, с подробностями, происходившими на самом деле. Захватывала и  объемная  яркость образов, в которых  он также не видел ничего ирреального.    В училище,   заметив неподдельный интерес и желание студента  познавать, библиотекари приносили ему книги из дома, поскольку в учебных фондах,  таковые отсутствовали.  Он помнит  свое первое знакомство с  «Магами» авторства Веры Крыжановской. История, космология, влияние на Крыжановску   ее современницы Елены Блаватской, грани миров, в которых, опять таки,  все подлинное  и рядом, просто нужно видеть, слышать, ощущать. Прочитаны были все книги романистки рубежа XIX –XX веков и  это  наполняло  его  картину отражений  новыми смыслами.

Дима окончил  училище с красным дипломом, получив предложение  остаться на преподавательской работе.  Но с жильем и пресловутой пропиской тех лет, не сложилось и, получив распределение,   он вернулся в Николаев.   На вопрос чему научило это время помимо обретения специальности, отвечает: «Дисциплине, самодисциплине, умению общаться.  В казарме было человек тридцать, это коммуникация круглосуточная. Я был до этого ребенком абсолютно домашним, а тут такое включение в  круговорот характеров, настроений, эмоций». 

- Взросление своего рода…

- И серьезное. Я благодарен всем ребятам и преподавателям, до сих пор поддерживаю с ними отношения.

По возвращении он  начал работать  на судостроительном военном  заводе СпецОПО в качестве инспектора  пожарной охраны. Поскольку был обучен всему и имел  специальное образование,  часто подменял начальника караула  во время дежурства, вскоре  был направлен в учебный центр пожарной охраны Николаевской области. Он  давал азы подготовки,  читал лекции, проводил практические занятия по специфике того, что должен знать пожарный. Стезя наставничества  упорно «догоняла» его.

 Позднее он  закончил  Харьковский институт пожарной безопасности МВД Украины по специальности «пожарная безопасность», работал инспектором, старшим инженером пожарной части, когда начались проблемы с выплатой зарплаты и страну накрыли  «пестрые» рубежные времена    XX-XXI го - уволился.

Вероятно, ему по судьбе нужно было пройти все эти «огненные университеты», чтобы вскоре  сделать единственно верный выбор.

Боевые искусства  присутствовали в его жизни   константой.  Да, он пока еще не определился с предпочтениями, но вектор уже был обозначен и не отпускал. Одним из тренеров, оказавших на него влияние,  был Сергей Ильин. К нему  он пришел еще  мальчишкой,  разницы между тхэквондо и каратэ  Ильин не видел, но  занятия были интересными. Каждой клеточкой себя Дима  жадно впитывал этот  неведомый мир.  По окончании училища, он искал возможность продолжить и в 1998-ом     узнал от одноклассника, что в Николаеве можно заниматься Айкидо. Это был один из моментов истины. Начало. Он познакомился с Юрием Анатольевичем Садовничим, который к тому времени имел зеленый пояс, 3-й кю.  Можно сказать, что они взрослели вместе  и профессионально, и человечески.

kryg14

«Одним из первых тренеров, оказавших на него влияние,  был Сергей Ильин. К нему  он пришел еще  мальчишкой,  разницы между тхэквондо и каратэ,  Ильин не видел, но  занятия были интересными. И каждой клеточкой себя Дима  жадно впитывал  этот  неведомый мир…».
 Нижний ряд  второй слева направо Дмитрий Масько, пятый - Сергей Ильин. Николаев, 1991-й год

kryg15

С Сергеем Ильиным, Николаев, 2019-й

kryg16

С Юрием Садовничим, Николаев, 2011-й

kryg17

«Это было на заре появления Айкидо в Николаеве. По началу,  у меня не все получалось, я задавался вопросом «почему?» и тренировался, тренировался, постепенно на вопросы отвечая…».  Николаев, 2000-й  
Дмитрий Масько, верхний ряд  - второй слева направо, Юрий Садовничий – четвертый

- Чем тебя зацепило Айкидо?

- Я  сразу погрузился в это пространство,  с каждой тренировкой хотелось больше узнать, понравилось. Зацепило нестандартностью того, с чем не сталкивался раньше. 

- А в чем нестандартность?

- В движениях, принципах, методике. Это было  на заре появления Айкидо в Николаеве. Поначалу  у меня не все получалось, я задавался вопросом «почему?» и  тренировался, тренировался, постепенно на вопросы отвечая.  Главным  был  «КАК»?  Вроде элементарные вещи, а  добиться  аутентичности  сложно. Масса открытий, удивлений, все будто заново, с чистого листа. Я приходил задолго  до начала тренировки, Садовничий назначил мне куратора Сергея Голубова,   он показывал базовые вещи, которые я упорно отрабатывал. Мы много ездили на семинары по Айкидо – Евпатория, Алушта, Донецк, Киев, Днепропетровск.  Я чувствовал, что это мое.

- В каких особенностях «твое»?

- В ощущении свободы тела и его перемещении в пространстве, наполненности,  обновлении энергии. Дальше было сложнее, но это и  захватывало: новые движения, совершенствование координации. Мне нравилось работать в Айкидо  с оружием: боккеном, дзё. Меня притягивало это сродни магниту. У Садовничего тогда еще не было методики, мы искали  ее вместе,  наощупь, по крупицам.  Позднее, это привело к тому, что я начал заниматься  Катори Синто Рю  и Ягю Синкагэ Рю.

Именно тогда укреплялось  в нем понимание, что  Учитель и Ученик – это один и тот же человек, что это круговорот опыта и практики  и  важно не только отдавать знания, а и принимать.

kryg18

«Мы много ездили на семинары по Айкидо – Евпатория, Алушта, Донецк, Киев, Днепропетровск…». 
В Донецке на  семинаре Фудзита Масатакэ Сэнсэя (Япония). Юрий Садовничий -  второй справа налево, Дмитрий Масько – третий,  Донецк, начало 2000-х

kryg19

Дмитрий Масько и Фудзита Масатакэ Сэнсэй (Япония). Донецк, начало 2000-х

kryg20

«Именно тогда укреплялось  в нем понимание, что  Учитель и Ученик – это один и тот же человек, что это круговорот опыта и практики  и  важно не только отдавать знания, а и принимать…». Дмитрий Масько  - пятый слева направо. На семинаре по Айкидо, Евпатория, 2003-й.
kryg21
«Айкидо – это масса открытий,  удивлений, все будто заново…». Николаев, 2006-й

- А, когда оружие в руках, это ощущение чего?

 - Это работа  тела и мозга в тандеме. Если говорить про оружие в Айкидо, то в первую очередь,   и это базовая история,   речь об умении двигаться. Наличие оружия с одной стороны усложняет, а при тренировках и занятиях -  улучшает координацию, концентрацию, чувство дистанции.

- А, если мы говорим о традиционных школах боевых искусств,  мастерство которых пролонгирует сегодня «Фудошинкан»?

- Традиционные школы сложны тем, что там есть определенные методики и условия, которые необходимо выполнять и, к которым в современном Айкидо   Сэнсэи не часто обращаются. Они ошибочно считают, что традиционные школы – история вчерашняя, НО без классики не  рождается и не звучит   модерн. Традиционные школа, как база  – бесценны по определению и должны изучаться. Если  фундамент несовершенен, «надстройки» не спасут.  И многие со временем, обращаются именно к этому опыту, с желанием усовершенствовать то же Айкидо.  Мой Сэнсэй Тэцутака  Сугавара  считает, что  Школа  Катори Синто Рю  дает такую  возможность.

Его первые Сэнсэи мудро не добавляли к своим заданиям на тренировках дополнительных слов.  Он и сейчас, по прошествии многих лет   с момента  встречи с Юрием Садовничим, уверен - слова  не информативны, а подлинные Сэнсэи,  знают к чему вести, не заявляя об этом.  Просто человек, с их помощью, становится собой,  а  боевое искусство  - лишь методика. «Со временем, когда человек обучился и начинает что-то  осознавать, он понимает  силу действий над силой слов. Мы воспринимаем себя и информацию через тело  - в  этом подлинный язык боевых искусств. И только тренируя и совершенствуя тело,  люди приходят к определенному уровню сознания».

Он справедливо считает, что ум каждого реагирует  на вербальные задачи  индивидуально. «Например, я говорю: «Тортик» и у каждого в воображении возникает свой вкус, цвет, запах, размер. Мы живем в авторском мире ассоциаций и,  выполняя  задания,  каждый  вкладывает свои степени понимания, в том числе». Бесконечно интересно наблюдать эту палитру индивидуальных ассоциативных предложений на тренировках Дмитрия и, не менее увлекательны  ее проявление, когда  воспитанники выполняют упражнения, с учетом  данной им краски-ассоциации. Это фонтан взаимных впечатлений и  постоянного развития  от Наставника – к Ученику. И ты становишься благодарным очевидцем такого себя со-творчества опыта и поиска.  

- Я не признаю многолюдных семинаров. Для меня   это тусовка,  развлечение, общение. Это все равно, что  ты пришла на концерт,  хочешь обучиться пению, но можешь лишь смотреть, как    вокалист поет. Но, ведь  вопрос  «КАК обучится?» останется открытым и ты так и не узнаешь, с  простого -  или сложного начать,  где взять ноты.  Это должен скорректировать  только Сэнсэй, который видит, как ты воспринимаешь  ту или иную информацию.   

-  И корректировка необходима индивидуальная.

- Конечно, если на тренировке  небольшое количество людей, то  Сэнсэй должен подходить к  каждому, если людей очень много и всем дать одно задание, то, в принципе, каждый сделает по- своему, но корректировка  необходима. С другой стороны – в больших группах невозможно следить за качеством и донести до  каждого необходимую  информацию. Когда я начинал заниматься боевыми искусствами, в группах было не так много людей   и это,  методически верно. 

А количество переходит в качество, когда ты делаешь, делаешь, делаешь.  Действие – твое ВСЕ.

Меня иногда спрашивают, а почему я не был на семинаре того или иного мастера. Но у меня есть Сэнсэй Тэцутака  Сугавара  и я еще не принял в себя весь объем, данной им практики, не осознал  полностью, мне еще работать и работать. И процесс этот бесконечно интересен. Брать у многих и компилировать – не интересно,  не мое. Кому- то, наверное, нужна мозаики нахватанных наспех  впечатлений, но из этого  никогда  не сложится  целостная  картина.

Я работаю  вглубь и в этом  - я, понимаешь?..

Елена Емельянова

 

В материале использованы фото и видео (Алексей Алчебаев, Харьков) из архива Дмитрия Масько.

Продолжение следует

ВИДЕО

Эпизод семинара по Катори Синто Рю (замедленная съемка), Харьков, ноябрь 2019-го

Зачем айтишнику катана? Здесь вы узнаете, зачем?..

 

Редакция приглашает читателей стать партнерами издания, устремленного в будущее. Давайте вместе протаптывать тропинку в светлый мир. Актуальную информацию отправляйте на электронный адрес. Вы также можете помочь нашему изданию, перечислив любую сумму на реквизиты сайта.